Наша Проза

7seals
 
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 07 янв 2013, 08:36
Откуда: Геленджик/Москва

По Щучьему Велению - 2

Сообщение 18 сен 2013, 12:50

Недолго правил Емеля приданым царством Марьюшки, с которой по щучьему велению по собственному хотению его судьба обручила.
Натешившись в свое удовольствие заклинанием отпущенной на волю дивной рыбины, Емеля стал использовать его на благо всем добрым жителям сказочного Лукоморья. И такой в их волшебной отчизне вскоре воцарился порядок, что ни в сказке сказать ни пером описать. Стоило только кому-нибудь что-то полезное для людей выдумать и о том молодого царя поставить в известность, как тот тут же все в лучшем виде в жизнь воплощал.

Эх, пожил бы Емеля подольше, так может и залукоморские земли покрылась по щучьему велению райскими кущами, о чем издревле мудрые волхвы да былинные сказители мечтали.
Как знать, возможно, их заветные помыслы когда-нибудь окажутся явью, коли добрые девы да молодцы вынесут из продолжения сказки По Щучьему Велению урок…

Невзлюбили Емелю, заделавшегося царем по оказии, соседские короли и сановники за добро, что он простодушно творил всем своим земелям без исключения. Запугали злые клеветники аристократов по крови и наследных стяжателей, что теперь и от них вся власть перейдет к щучьим баловням да о благе людском попечителям. Смекнула элита тридесятого заморского и еще шести наиболее темных из залукоморских держав, к каким настроениям среди собственных подданных приведет безкорыстная щедрость согретого теплом русской печи лежебоки, и, не валандаясь, вызвала из потустороннего царства Кощея Бессмертного.

Само собой, пуще прочих ополчились на Емелю доморощенные сквалыги и напыщенная знать, из чьих теремов и дворцов белокаменных в его правление сбежала вся челядь. Как кость в горле была им новая жизнь, наполненная чудесами, при которой не скаредность и чванство, а изобилие да любовь оказались в почете. Вот они-то кощеевым оборотням, когда те в перестраивающееся царство Емели проникли, все ходы-выходы показали и щеколдочку на царских вратах в темную ночь отодвинули. Перед тем упраздненное за ненадобностью сословие купцов, получив указание от единоверов в печатные фантики, подменившие литого тельца, выкатило из тайных лабазов бочонки с умопомрачительным зельем. Под предлогом, что не пропадать же напрасно дарам б-га Пана, с ухмылками предложили строителям нового мира распрощаться с пережитками застольных традиций. Немногие из героев да богатырей Лукоморья устояли перед соблазном принять халяву на грудь. Как только замшелые змии из наполненных кровопийцами кубков, минуя усы, попали им в рот, так отключили их ум от разума. Тут и засланные лиходеи как раз подоспели, кляп – в рот предводителю дураков, чтобы не смог произнести свое заклинанье, и в сердце – кинжал, чтобы не сеяло от щедрот изобилие меж простого народа. Только и успел Емеля беззвучно воззвать, но уже не к щуке, а к Творцу помимо прочего и сочинителей сказок, чтобы Тот схоронил его душу в абы каком земном царстве до изложения Его подопечными лучшего вымысла о Лукоморье.

С той поры душа Емели в поисках самой фантастической сказки о светлом будущем своих лукоморских товарищей странствует по звездным системам, в которых по воле Творца всех миров воплощаются души беззаветных мечтателей. В последнее время душа Емели облюбовала для посещений третью планету Солнечной звездной системы. Продолжая сказ о похождениях этой души, для краткости будем называть ее как в Лукоморье – Емеля.

В одном из воплощений на нашей Земле Емеля владел потомственным луком Пандавов – императоров ариев, которым помогал Сам Всевышний Господь.
От Возничего своей колесницы он получил откровение о природе Божественной Личности и смирился с тем, что порой для восстановления мирового порядка герои вынуждены бить своих братьев, ставших врагами. Сокровенное Знание, полученное воплощенным в Арджуну Емелей во время битвы на Курукшетре, изложено в сказочной Бхагавад Гите.

В другой сказке Емеля так швырнул оземь свой посох, что тот, змеем став, пожрал жезлы жрецов фараона. Пытаясь вывести двенадцать обездоленных кланов рабов на обетованную бывшим возничим землю, где в кисельных берегах текут молочные реки, он в дважды вышедшем сухим из воды Моисее с горечью понял, что гуртом в рай не загнать даже самый неимущий народ, тем более, когда его поводыри делают из золота идола.
В ярости Емеля разбил дарованную Всевышним Господом пару пластин с Божественным Откровением, на которых был записан адрес райского Лукоморья. А затем, утратив от чувства вины за своих жестоковыйных сородичей способность трезво оценить ситуацию, он под диктовку старшего ангела тьмы – коварного Сатаны, которого в Лукоморье почитают за Кощея Бессмертного, на двух собственноручно вытесанных каменных досках записал кабальный Завет, семь раз по седьмое колено обрекший попавшие из полыни да в пустыню кланы рабов оставаться изгоями на Земле.
Разве мог недотепа Емеля, чей третий глаз в материальных мирах закрыт челом, как веком, рассмотреть сквозь облачную завесу, что вместо Всевышней Божественной Личности, наполняющей все Мирозданье Любовью, в контакт с ним вступил б-г Ревнитель?

Так душевно в тот раз Кощей самолично прищучил Емелю. И если бы не выплеснутая на смертном одре еще в Лукоморье мольба Творцу, то по сей день стенал бы Емеля в Аду.
Хвала Спасителю, выудившего его из ледяных вод Стикса в очередном Своем воплощении в земные миры. Еще в отрочестве победив искушающего Его в пустыне Кощея, Он позволил тому скрыться в бездонной щели меж мирами в обмен на свободу ряду плененных им душ.
Вернувшись на свет вторым сыном рыбака Заведея, Емеля, едва оперившись, был взят в ученики к Сыну нашего Небесного Отче. Завершая Свой курс обучения, поздним вечером в Гефсиманском саду благой Учитель поручил ему находиться при земной школе до выпускного экзамена, к которому Он обещал явиться с ревизией.

Скрытый контент
С тех пор, оставив для домашнего чтения однокашникам во Христе Евангелие от Иоанна, к которому позже добавилось Откровение, подписанное БОГа славящим псевдонимом, безсменный дежурный Емеля износил не одну школьную форму.
Теперь в его гардеробе, бережно сохраняемом памятью, соседствуют одежды мудреца Конфуция, мечтавшего о пятидесяти лишних годах для изучения И Цзин, и поэта Данте, виршами измерившего круги трех загробных миров; пророка Мохаммеда, вынесшего Коран из сердца песков, и вольнодумца Лютера, изъявшего Библию из уст мертвецов; князя Олега, огнем и мечом отмстившего за набеги на границы отчизны, и царя Николая, пожертвовавшего семьей и державой ради грядущего избавления Земли от ига Кощея.

Недолго Емеля носил костюмчик из плоти, предшествующий тому, в который он теперь облачен. В начале 60-х годов прошлого века сыграл в ящик облученный физик из почтового ящика, работавшего на оборону страны, худо-бедно строившую справедливое общество.
Минуло пятьдесят лет с последней смены одежды Емелей до изложения о нем новой сказки. Рассчитанного Конфуцием срока хватило вполне, чтобы рожденный в Советском Союзе Емеля, собрав в единую цепь звенья прожитых жизней, спустился по ней в глубины своего подсознания, где отыскал золотой ключик – комбинацию гексаграмм И Цзин – код к порталу в райское Лукоморье.

Еще в конце декабря 2012г. Дракона Емеля мог бы оставить с носом всех земных карабасов и перейти в университет небожителей. Но что бы тогда сталось с его друзьями по школе Земли? И кто бы подготовил экзаменационный зал для явления в облаке славы Учителя?
Вот и задержался Емеля в мире людей, чтобы своим навыкам талантливых обучить и открытиями с любопытными поделиться. Глядишь, тогда, кто еще из героев на приемном экзамене в небожители успешно ответит на вопросы о природе зла и добра.
* * *
Уж коли остался, так надобно чем-то себя занимать, пока не воспрянут от иллюзорного сна лодыри духоборы. Да не в привычке у лежебок делать что-либо без раскачки и не раскинув мозгами. Призадумался Емеля в эстафету пиров в честь ползущей за Драконом Змеи:
«Долго ли еще терпеть засилье кощеевой тьмы и профанацию знаний в школе Земли?»
Припомнил Емеля, как в первом своем воплощении он в ледяной проруби изловил руками говорящую щуку. В обмен на свободу та обучила его заклинанию, с которым он, став царем, сказочно облегчил жизнь своих земляков, любовью к ближнему заменив остальные законы.
Нынче, в последнем своем воплощении, с головой окунувшись в омут собранной пишущей братией информации, он выудил сокровенные сведения о небожителях – богах и б-гах: кто такие, где обитают, из чего пекут небесную манну. Самое главное, он вычислил адрес райского Лукоморья, где на престоле БОГа сидит Ветхий Днями, встретился с Ним, получил Отчее Благословение и, сняв семь печатей, открыл Книгу, находящуюся в Его правой руке.
За это открытие к хранимым ангелами семи церквей обещаниям наград победителю Всевышний Господь добавил Свое:
– Исполню и то, что войдешь в дом Мой, где обретешь тело, в котором будешь служить Мне.
– А что будет с народом, который Вы избрали Себе в Лукоморье? – снова, как в бытность Моисеем, Емеля замолвил слово за своих товарищей – сказочных героев богатырей.
– Сам отберешь лучших и приведешь на Мой Суд. Чтобы спорилось дело, используй в своем заклинании вместо Щучьего Мое Сокровенное Имя, только не произноси Его всуе.
Несколько лет, засучив рукава, Емеля пытался накормить всеведущих острой даже для их умов пищей: испек пирог – Книга за Семью Печатями и несколько пряников – Открытая Книга, Код Перехода, Скрижали Моисея, Обращение к студентам, Медитация Трейи.
Наивно полагал он, что печатным словом соберет в полки разрозненных тьмою героев.
Единицы совершенствовали оригинальный рецепт его пирога, десятки им пользовались, сотни изучали, тысячи отведали, десятки тысяч облизнулись. А уж насколько они разобрались с ингредиентами, Емеля проверить не смог. В кулинарные диспуты светлых голов вмешались марионетки Кощея. Сайт, где велось обсуждение начинки пирога, был по их распоряжению закрыт, пряники поснимали с витрин многих тематических форумов.
Распространение свежеиспеченных знаний пошло веселей, когда Емеля, добравшись до иглы со смертью Кощея, вынудил супостата вместе с его демоническим окружением ретироваться в адскую бездну. Вскоре был сформирован первый полк из ста сорока четырех тысяч богатырских душ для перехода в райское Лукоморье. При всем том, большинство из них Емеля пробудил от лени и сна не вдохновением искусной науки, а магией обновленного заклинания. Затем Божьим велением своим разумением Емеля освободил от бесовского наваждения всех уловленных Кощеем на Земле оборотней, вернув их души, отведавшие козлиную воду, в ясли ягнят. После этого еще полтора миллиона душ героев благополучно добрались до лагеря первенцев света раскинутого у портала перехода на райские земли.
Вот уселись богатыри да герои перед мониторами в ожидании вознесения. Пьют, едят, новости Нашей Планеты просматривают, лишь кое-кто из них код перехода штудирует.
В кульминационный момент, когда по календарю Майя должна была наступить полночь, Емеля развернул S-образно свернутую Книгу БОГа, чей единственный лист светлый с одной стороны темный с другой с одного торца запечатан Инь-Ян, а с другого Ян-Инь, и набрал 384 переключателями И Цзин адрес Обители Всевышнего Господа. При этом номер в центурии Его звездной системы высветился 64 гексаграммами автоматически.
Ничегошеньки не произошло, не открылся портал. Что такое? – смутился Емеля, сгорая со стыда перед воинством собранным у входа в портал, – в чем я просчитался? А в ответ ему:
– Все в порядке. Ты первый, кто за все времена вычислил адрес Моего Дома. Поэтому на выходе из портала вас должен был встретить Мой самый каверзный экзаменатор. Он без труда завалил бы тебя, не говоря уж о наспех собранных тобой душах. Чтобы не погубить Свой народ, не открою портал, пока ты с сотоварищи не подготовишься к жизни в Вечности.
– Раз так, то прошу Вашего разрешения использовать жизненный опыт, полученный с хитрецом Одиссеем, мудрецом Соломоном и знатоком религий Майтрейе, иначе, чувствую, ни одной душе из собравшихся у портала не попасть к Вам на службу во веки веков.
– Мели, Емеля, действуй, первопроходец Андрей. Даю тебе бонусные годы Игры с Майей в конце века Кали. Кто из героев или изгоев сможет убежать от серого волка, стерегущего под горой гусей-лебедей, и принесет Мне свое живое колечко – Сам встречу того на крылечке.
* * *
Вот о чем в Козероге болела голова у Емели, когда у праздных людей голова болит от вина.
Долго думал Емеля о четырех головах иль коротко, но надумал отправиться в адские земли на переговоры с Кощеем. Наказал своим воинам занять оборону, а сам набрал на двух в лист состыкованных частях И Цзин адрес Кощеева царства и шагнул в разверстый портал.
И дня не прошло, как Емеля вернулся на Землю вместе с пятнадцати миллионной армией да Таблицей Духовных Элементов в руках. Что было далее? Пожди По Щучьему Велению – 3.

7seals
 
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 07 янв 2013, 08:36
Откуда: Геленджик/Москва

Медитация Трейи

Сообщение 18 сен 2013, 12:52

Молодой Трейя так долго стоял посреди комнаты с занавешенными от полуденного малагасийского солнца окнами, что потерял ощущение пространства и времени.
Накануне у него было предчувствие значимой встречи, которая должна была произойти в этот по-летнему жаркий декабрьский день 1991 года прямо в доме, где он тогда обитал.

Решив проверить участившиеся после пересечения экватора предвидения и вывести-таки на чистую воду внутренний голос, спонтанно осваивающий духовные практики, недавний материалист из Совка дал слово не сойти с места, пока или встреча не состоится, или кондовая логика, служившая худо-бедно по жизни, не заткнет за пояс робкую интуицию, проснувшуюся на Мадагаскаре.

Ожидание затянулось. Улетучились, будучи передуманы, отголоски навязчивых мыслей.
Посторонние звуки едва долетали с выметенной жарой улицы до гостевой половины в глубине тропической виллы на окраине Анантанариву, где бродягу приветили сердобольные соотечественники.

В какой-то момент погружения в прострацию окружающий свет мягко угас, будто его силу плавно свели на нет реостатом. Взгляд недвижного столпника, незаметно для него самого превратившегося в стороннего наблюдателя, сфокусировался на инфракрасной пелене, завесой разделяющей миры, внешний и внутренний.

Скрытый контент
Впоследствии, прокручивая в памяти единственную в своей жизни глубокую медитацию, Трейя не переставал изумляться тому, насколько ее начало по ощущениям было похоже на вход в зрительный зал комфортабельного кинотеатра.
Как только он уселся в обтянутое бархатом кресло с удобными подлокотниками, приглушенный свет в кинозале плавно угас. Одновременно с этим развернутый в глубине сцены сумеречно белый экран скрылся за автоматически сведенными в одно полотно массивными темно-багровыми шторами.
Мгновение перед последующим калейдоскопом событий легко могло оказаться вечностью, настолько вовлеченный в приготовление к действию зритель самозабвенно в нем растворился, отчасти утратив связь с собственным телом.

Беспросветная тьма поглотила бесплотное живое сознание, которым в духе стал Трейя.
Со всех сторон его окружало несметное число схожих с ним созерцателей: незримых одухотворенных монад, о присутствии которых он мог лишь догадываться.
Немыслимое давление в безвременье затянувшей их Черной Дыры спроецировало их всех в одну многомерную точку.

Неожиданно мрак Небытия разорвался ослепительной Вспышкой; шторы, облекшие объемный экран, раздернулись в разные стороны: бизонье стадо монад, по мановению палочки дирижера по имени Время превратившихся в кванты света, Большим Взрывом выплеснулось на свободу.
Новая трехмерная галактика родилась.

Голографическую картину этого, разве что немого, 3d кинотеатра соучаствующий в галактической Эволюции зритель мог воспринимать всеми фибрами … череды своих оболочек.

Буйство сполохов света, соткавших оргию Вспышки, было сродни начальному Хаосу.
Вскоре турбулентные вихри сменились ламинарным течением, распространяющим во все стороны от эпицентра Взрыва сферическую волну сверхплотного светового потока.

В одном из направлений растущей галактики, свыкшись с умопомрачительной скоростью света, скользило сознание Трейи.
Когда синусоида бесконечной волновой траектории Трейю почти в сон укачала, световой поток стал настолько менее плотен, что расползся на исполинские облака, приобретшие впоследствии форму шаров различных размеров.

В поверхностном слое одной из будущих планет среди сорвавшихся с гребней световых волн одухотворенных монад дух Трейи, то, чем он впоследствии осознавал себя при любых земных переменах, принял форму духовного протоатома – уплотнившейся корпускулы света.

Ощутимо увеличивая плотность, планетарное образование уменьшалось в объеме.
Когда световая туманность сгустилась до взвеси схожей на ощупь с сухим молоком, протоатомы начали обрастать минеральной корой.
Со временем безбрежная земная поверхность была сплошь покрыта мелким песком, среди которого выделялся камень размером с кулак, панцирем укрывавший находящийся в его центре протоатом Трейи от однообразной смены пекла, когда на небосклоне восходило юное солнце, и стужи, когда его огромный ослепительный лик скрывался за горизонтом.

Регулярность смены положения светила на небе действовала гипнотически.
Постепенно Трейя, воспринимавший все происходящее вовне камня ‘минеральной нервной системой’, стал впадать в дремоту.
Утрата интереса к окружающему была отчасти обусловлена сопоставлением недвижного пребывания в камне с предыдущим динамичным процессом прободения Черной Дыры и полетом в потоке частиц, без оглядки бежавших из небытийного плена.

На грани сознания различил Трейя появление чужеродной фигуры в темных доспехах с рогами на шлеме. Змейки разрядов стекали с защитной брони пришельца явно не из этого пространственно-временного континуума, что-то высматривающего под ногами.
Для удивления нужно было большее время, чем потребовалось невесть откуда взявшемуся существу, чтобы приблизиться к камню Трейи, приметив его среди барханов пустыни.
Бросив на булыжник пронзительный взгляд, ожегший Трейю сквозь каменный панцирь, черный рыцарь приподнял над ним левую ногу и резким ударом твердой подошвы разворотил на две половины.
Пылинку протоатома Трейи при этом стряхнуло со среза, и она провалилась в катакомбы песка, прервав падение глубоко под землею.

С потерей казавшейся такой прочной каменной оболочки, очутившись в кромешной тьме и лишенный всяческих ощущений, дух Трейи впал в забвение на эоны времен.

Пробуждение Трейи было не из приятных: вызволяя из недр, ток влаги повлек его наверх, обдирая остатки каменной кожи о шершавые волокна длинной черной трубы.
На излете движения очищенный от минеральной шелухи протоатом попал в ткань листа на нижней ветви дерева, выросшего к тому времени на неузнаваемо изменившейся планете.

В структуре своего нового земного пристанища Трейя постигал явления природы. Он видел фрагменты ближайших деревьев и ощущал, как они общаются между собой, оповещая соседей о событиях в лесу.
Каждое утро радостным вздохом окраинные стражи сообщали стоящим за ними собратьям о первых лучах восходящего солнца. Флюгерками веточек деревья указывали направление ветра, реверансом листочков выражали благодарность дождю.

Но однажды по лесу прошелестел трепет испуга, сопровождаемый вздохами боли. Вскоре в зону видимости то ли пленника, то ли постояльца юдоли друида попало стадо оленей.

Статный самец, за которым следовали важенки с молодняком, вздумал сдобрить древесными элементами свой травяной рацион. Встав на задние ноги, передней левой оперевшись о ствол, вожак полоснул сведенными челюстями по той ветке дерева, на которой ни жив ни мертв замер Трейя.

Дрожью забился протоатом Трейи в унисон с приютившим его листом, когда к нему в мгновение ока приблизился глаз оленя, скошенный вправо.
Едва прожевав ободранные листья с корой, олень направил их языком в грот пищевода, а тот, волнообразно сжимаясь, протолкнул измятую массу в горячее брюхо.

Темнота волчьей сыпью хлюпала в травяном мешке в такт движению оленя. Когда стадо остановилось на днёвку, Трейю со жмыхом вновь вытолкнуло в ротовую полость оленя, где уплотненная пища была неторопливо разжевана, и на этот раз, трижды продавленная сквозь двухвостую змею пищевода, она провалилась в эластичную реторту желудка.

Ворсинки стенок желудка высосали протоатом Трейи из измочаленной клетки листа. Ток крови пронес его по всему телу оленя, доставив куда-то в область мошонки.
После этого дух Трейи, сроднившись со структурой тела своего возничего о рогах и копытах, стал наблюдать окружающий мир посредством его органов чувств.

Вереницей дней пролетело лето. Закончилась осень. Наступила зима. Снег укрыл лес, где обитало стадо оленей.
В один из дней той зимы Трейя стал соглядатаем того, как вожак стада отстаивает свое право на продолжение рода. Морда к морде, сцепившись рогами, бодались олени в кругу, за периметром которого расставила задние ноги готовая к соитию самка. Отогнав соперника, вожак трубно взревел и вернулся на её возбуждающий запах.
Последним ощущением Трейи в теле самца было победное обладание томной рефери схватки, после чего мощным потоком секреций его выплеснуло внутрь её живота.

В темноте питательной колбы, матки важенки, с протоатомом Трейи стало происходить что-то весьма необычное: он делился и рос вместе со своим на этот раз собственным телом.

Период роста внутри просторного живота будущей матери закончился мягкими родами.
Лишь только опробовав ноги, новорожденный олень инстинктивно потянулся губами к материнскому вымени…
Вновь зеленела трава на земле. Свежей листвой были покрыты деревья. Жизнь в лесу продолжалась, но теперь с еще более яркими впечатлениями.

Лес, дававший пищу и кров, был Трейе, ставшим за пару лет грациозным оленем, ареной для изучения возможностей тела. В нем же впервые он испытал таинство развоплощения; уж лучше ввести в обиход новое слово, чем называть смертью магический акт возврата нетленного духа в бесплотное состояние.

Это случилось, когда встревоженное чужаками стадо оленей в панике заметалось по лесу.
В прыжке глаз Трейи встретился через прицел с глазом охотника, стоявшем наизготовку в засаде за деревом. Вспышка огня, и … пуля сразила наповал лесного красавца.
Молодой олень совершил кульбит через голову и бездыханный свалился на землю.
В тот же миг будто грибница невидимых нитей стянулась в единое целое где-то в районе ребер под правой грудной мышцей, вернув дух Трейи в исходный сосуд протоатома.

Развоплощенный сгусток жизни отрешенно следил, как охотники свежевали его мертвую тушу, пока ту ее часть, в которой он затерялся, не сунули в мешок из плотного материала, ограничившего ему кругозор.

После непродолжительной тряски мглу мешка сменил застекленный прилавок, куда расчлененную плоть вкупе с живым духом выставили на продажу (здесь в медитацию был вмонтирован по памяти интерьер магазина «Дары Природы» на улице Сретенка в Москве, куда будущий мистик в студенчестве заглянул по непонятной причине).
Сквозь лежащие на поддоне куски мяса и стекло холодильника протоатом видел крашеную входную дверь магазина, запыленные окна на улицу и обшарпанный кафельный пол.

Дверь открылась, и в полуподвал магазина по ступенькам вошел покупатель.
Указав на приглянувшуюся часть грудины, мужчина рассчитался с женщиной в белом халате, взвесившей на весах кооперативный товар, ничтожным довеском к которому был взрастивший его протоатом.

Дорогу к дому нового собственника части своего бывшего тела Трейя не видел. Из плотного пакета он был изъят женой покупателя на их маленькой кухне.
Порезав и обжарив куски мяса на сковороде, женщина разложила еду по тарелкам.
Супружеская пара села обедать.

Кусок с невообразимо древним колобком протоатома попал в рот мужчины.
Жернова челюстей основательно пережевали жаркое, и в водопаде слюны с остатками былой оболочки протоатом был низвергнут по пищеводу в желудок. Ток крови, как и в эпизоде с оленем, переместил его из кишечника внутрь вегетативной системы, откуда дух Трейи стал видеть и ощущать окружающий мир глазами и телом своего нового властелина.

Запомнилась статичная поза, которую занял мужчина, основательно устроившись на мягком седалище с подставками для локтей, периодически переворачивая сложенную вдвое стопку из нескольких блеклых больших лопухов, испещренных длинными рядами застывших в причудливых позах высохших насекомых, в то время как женщина неизвестно чем занималась на кухне.

Непродолжительным оказалось новое прибежище Трейи, а ведь он только начал привыкать к полумраку рукотворной среды обитания, исподволь приноравливаясь к необычным движениям поглотившего его мясоеда, предоставившего ему в неосознанный дар все свои органы чувств за исключением слуха.
В ту же ночь мужчина вошел к женщине и, будто поклоны отвешивающее насекомое, стал над нею раскачиваться, от чего его дыхание участилось и лицо женщины пошло красными пятнами, а в момент наивысшего удовольствия струя живительной жидкости подхватила протоатом Трейи и поместила в изнемогающее от конвульсий лоно будущей матери.

Начался знакомый процесс расширения рубежей ядра протоатома внутри растущего тела.
Запомнилось, как было тесно(!) в животе человеческой матери по сравнению с важенкой, и как же долго(!) там пестовалось существо, едва подготовленное к самостоятельной жизни.
А выход сквозь узкие родовые пути был сущей пыткой для появившегося на операционном столе беспомощного человечка…

Несколько лет прошло в приготовлении к мало-мальски независимой жизни.
Едва различимо промелькнули кадры с забавами в яслях и играми в детском саду...
И вот уже Трейя надевает школьную форму…

Однажды утром он вышел из дома и походя засмотрелся на макушку высокого дерева, росшего по пути к его школе.
Внезапно в глазах у школьника потемнело, и он очутился в … голографическом кинотеатре, где просмотрел весь изложенный фильм от начала и до взгляда на вершину пирамидального чинара, указующую в небо треугольным курсором (своего рода медитация в медитации...).

«Для чего это все?» – вдруг с удивлением подумал застывший на полпути юный школьник.
Синхронно пришедшей в голову мысли в просветах венца гигантского дерева блеснул Ультрафиолетовый Глаз.
И в тот же миг грибница эфирных волокон стянулась изо всех частей тела подростка в сосуд протоатома, застывшего на этот раз где-то в районе его гипофиза.
Неимоверной силой ниспосланной мысли Небесный Охотник не только развоплотил протоатом, укутавшийся плотью мальчонки, но высвободил из него монаду чистого духа Трейи, вытянув его из темени школьника в белый тоннель внутри черной трубы.
Отличие этого приемного корда от труб пищеводов двух предыдущих порталов к животным телам заключалось в восходящем направлении движения, что, впрочем, уже происходило в ситуации с деревом, но наличие в нем дивного света при полном отсутствии физических ощущений наполнило полет возносимого духа необъяснимой радостью и предощущением невероятнейших перемен.

Выход из тоннеля закрывала круглая мембрана, рассеченная крестообразно от края до края на четыре равных сегмента.
Сдвинувшись против часовой стрелки, створки мембраны втянулись в боковые стенки трубы при подлете к ней духа Трейи, осенив его руной левосторонней Сауастики – Коловоротом: приветствием возвращению [с того] Света.

В пустоте за мембраной парил совершенный Кристалл голубоватого цвета.
Его ось находилась на одной линии с центром креста защитной мембраны.
Облетающему Кристалл слева направо духу Трейи мысленно дали понять, что ему дозволено было здесь оказаться. В противном случае луч фронтального острия Кристалла немедленно испепелил бы его.

Влетев с тыльной стороны внутрь грозной лазерной установки, дух Трейи попал в один из атомарных узлов многомерной решетки Кристалла, словно предназначенный для него.
Вокруг разливалось непередаваемое ощущение Благодати.
Трейя будто бы по наитию знал, что оказался в Нирване, “краеугольным камнем” которой служит принявший его в свое лоно многофункциональный Кристалл.
Чувство защищенности, которое он испытывал в булыжнике в трёхмерном пространстве Земли, показалось забавным в сравнении с состоянием Умиротворения в Кристалле…

Отринув все, что связывало его с прошлым, дух Трейи слился во вневременном апофеозе безпредельного Счастья с блистательным сонмом обитающих в Кристалле чистых монад.

… … …

– Что ты хочешь? – не сразу уловила монада, бывшая Треем, смысл вопроса, прозвучавшего будто внутри нее самое. …

– Ничего мне больше не надо! – в упоении восхитительным состоянием выплеснула ответную мысль монада, догадавшись, что обращение было адресовано ей. …

– Подождите … позвольте … хочу знать … Для чего это все? … – чуть погодя, запинаясь, она направила вовне еще одну мысль, по какой-то случайности вспомнив, что произошло мгновение или вечность назад с духом Трейи, оказавшимся в теле школьника.

– Хочешь знать? … Тогда возвращайся назад в человека.

В тот же миг дух Трейи вылетел из Кристалла через его фронтальное острие.
Створки защитной мембраны, сдвинувшись по часовой стрелке, осенили его руной правосторонней Свастики: пожеланием удачи [на том] Свету.

Пролетев вниз тем же, но теперь черным тоннелем в корде невидимой и неосязаемой белой трубы, дух Трейи влился через воронку протоатома в застывшего мальчика, оживив его тело распустившейся грибницей эфирного волокна.
Переведя взгляд с небосвода вперед на дорогу, ученик продолжил на мгновение прерванный путь к своему школьному заведению.

На этом медитация Трейи закончилась. Проектор погас. Свет в пустом кинозале включили.

Полумрак тропической виллы оставался таким же, как прежде...
Невозможно было сказать, какова была продолжительность заворожившего сознание сеанса.

… … …

Прошло немногим более двадцати лет.

Мистик, изложивший медитацию, повлиявшую на всю его жизнь, практически завершил человеческий этап духовного становления.
В библиотеках земли он отыскал нужные книги, позволившие довести до конца построение религиозно-философской системы, начатое плеядой просветленных предшественников. Если же в их трудах недоставало ничтожных деталей, то пробелы восполнялись интуитивными озарениями, пропущенными через логический фильтр.

Путь познания – Гьяна йога – привел его в оберегаемую Кристаллом Нирваны Библиотеку Абсолюта, расположение которой до недавних пор не было известно никому из людей на этой Земле.
Открыв находящуюся в ней КНИГУ за Семью Печатями, чей единственный лист светлый с одной стороны и тёмный с другой был “S”-образно свернут в свиток ИНЬ-ЯН, мистик получил от Ветхого Днями Библиотекаря устное обещание:
– Исполню и то, что войдешь в Дом Мой, где обретешь новое тело, в котором будешь служить Мне.

… … …

Дожидаясь, когда с него спадет земное вретище, чтобы развоплощенный дух протоатома мог облачиться в обещанное одеяние, Андрей М написал этот рассказ в предгорьях Памира, когда жил в таборе потомков древних скитальцев из Индии.
С интересом он наблюдает, кто еще из учеников Школы Земли сможет пройти тот же Путь, чтобы попасть в штат служащих Библиотеки, или, хотя бы, оказаться в Нирване...


Полуголые цыганята, купаясь в арыке день напролет, завидев его, звонко кричат:
– Андрейя - трей - Трейя!

Он привычно дает им отмашку рукой и шлет улыбку в ответ.



30.04.2012 Таджикистан Колхозабад Мелькомбинат
Отредактировано Россия Ростовская обл. Танаис 12.08.2013
МА

geolog147
 
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 22 окт 2014, 11:57
Откуда: юг России

Иллюзии потока сознания

Сообщение 23 окт 2014, 20:58

1
Не складываются пазлы дней в очаровательную картину жизни и само состояние окружающей среды подозрительно тревожное и удручающе тоскливое не обещает даже намёком позитивной перспективы. Кажется, кончается жизнь и надо срочно что-то делать. Может, написать заветное письмо? Да нет уже того, кому оно б предназначалось. Нет объекта, привлекающего внимание, нет прилагательного определения происходящему – всё сущее существует в форме существительного. А душа страдает отсутствием деепричастия к настоящему, и ни к чему не прилегает. Нет настоящего – только смутно чудится будущее в сонных грёзах-мечтах и взыскующе вспоминается не случившееся прошлого. Тянется долгое вязкое безвременье. Но не утомляет бездельем. Кажется, и вовсе б жил без движенья, да надо есть и ходить в туалет. Стойкое усмиряющее равновесие тела и души - в таком состоянии можно пребывать долго. Всё вопросы бытия остаются без внимания, все житейские заботы не требуют вмешательства, и они несравнимы с глобальными проблемами Мироздания! Что со мною, что без меня – ничего не изменится. Мир этот не заметит моего отсутствия. А умирать не хочется. Будто жду чего-то. Дожидаюсь, когда придут и призовут… Но никто не приходит... И ладно. Есть ещё слабая вера, что крылья сами собой отрастут, и полечу! – этим и утешается сердце. Сладкого хочется яства, чтоб приглушить горечь отсутствия невозможного. «Такого не может быть. Такого не может быть…» – утверждает житейский опыт. Но глупое сердце просится в прекрасное далёко.
2
Смерть стоит за левым плечом в образе невинной юницы-девчонки и пристально смотрит в самую суть души, внимательно наблюдая мою никчёмность. Осознанно принимаю её присутствие, в каждом мгновении происходящего смиренно отдаюсь предназначенному и не ищу спасения ни телу, ни сознанию. Мне неизвестны причины и силы установившие такое положение вещей в живой природе, что всё неизбежно кончается смертью, но я свободен в выборе, верю во всеобъемлющую необходимость и без сомнений и страха встречаю новый день. Бесконечность воспринимается действительно бесконечной бездонностью. Её холодная тьма ужасом сковывает суетный разум, но сердце восторгается бликующей беспредельностью и готово раствориться в непостижимой пустоте навсегда. Что — Там? – никто не знает. Неважно. Неизвестность не пугает, а завораживает. Нет никакого предпочтения, никакого выбора, есть только вечное «здесь и сейчас» - сиюминутное мировосприятие, которое кажется ненастоящим, необязательным, потому ни к чему не обязывает и никуда не зовёт. Нет вызова. Острого, явного. Не к чему стремиться-привязываться, некуда спешить-угадывать, но жить всё равно интересно и не утомительно. Каждый миг открывающейся действительности ощущается во всей полноте и ясности. И бесследно растворяется в ускользающем потоке материальных объектов. Легко отпускать их без субъективной оценки и поименования. «Такое бывает. Такое бывает» – убеждает сердце во сне. И веришь, если неудержимо хотеть и непреклонно намереваться, то невероятное обязательно случится.
Скрытый контент
3
Но не случается и не сбывается… Сны снятся часто. Бывают разные… А то повадится одно и тоже. И повторяется из ночи в ночь. Как будто тайные рисует знаки. Как будто что-то напоминает или в страну несбывшегося зовёт. Такой нелепостью бессмысленной задурит голову! Нездешнею тоской неведомого прошлого с ума сведёт. И никакой альтернативы, никакого объяснения увиденному в мире грёз. Совсем без толку дни проходят. И всё, что в этом мире прожил – ложь, а понаснившееся – объективное сегодня: единственная настоящая действительность! В которой всё лишь от тебя зависит. Что в сердце трепетно живёт и что тобою движет. А может быть и в самом деле так и есть? Зачем-то нам даны мечты и память. И этот мир – чудес и тайн бездонный кладезь, с бесчисленными вариантами реализации. И дверь, открытая туда во сне. Но мы не знаем, кто мы здесь и что нам жизненной судьбою предназначено. Картина мира – образ восприятия в уме. У каждого свои особенности красок, и все считают собственный портрет главнее всех других деталей. «Не властны мы в самих себе» - сказал поэт. Да, собственно, ни в чём не властны. Уже такие разразумные, прилично образованные, всесторонне развитые – нет равных нам во всей Вселенной! А если, вдруг, коснуться смерти – мгновенно возвращаемся в пещерный мир и падаем пред ликом идолища на колени. Мы не способны над собой подняться. А наши предки триста лет назад умели ладить с этой Дамой. Общались с ней без страха и упрёка, за советом обращались в трудную минуту и прилежно следовали указаниям, считая её самым объективным и неподкупным свидетелем своих поступков.
4
Падаю в пропасть долго длинно навзничь. Теряя сознание на рубеже яви и небытия. Ничего не надо. Так бы падать и падать, влекомый подспудным желанием и дикой тоской о возможном бессмертии. Верить можно во всё, что придёт в голову, во всякую ахинею, только бы обещала жизнь вечную. Не может человеческое «Я» мириться с безальтернативным фактом смерти. Ищет различные плутовские лазейки и сомнительные варианты достижения другого результата. Человек готов терпеть любые лишения, лишь бы обрести бессмертие. А, в самом деле, разве не для этого рождается чудесное светящееся существо органического осознания, наделённое магическими свойствами и всемогущим разумом? Разве этот дольний мир не трамплин для прыжка в небо? Мудрецы говорят, что мир, в котором рождается человек, является ареной битвы за совершенную восприимчивость и осознанность. Предоставлен он нам в полное владение только для того, чтобы мы в битве с собственным невежеством и несовершенством обрели естественную целостность и свободу, преодолев притяжение материальных ценностей и земной гравитации, сквозь тернии саморефлексии и чувства собственной важности вознеслись духом к звёздам для окончательного путешествия по Бесконечности. Никакой другой задачи жизни у человека и не может быть. Нет высшего достижения, чем это. И совершить немыслимый духовный подвиг каждый должен сам. Собственными усилиями воли, веры и любви. Никто, ни Бог, ни Дьявол, ни Герой не поможет в этой битве за личную осознанность и свободу.
5
Лечу сквозь звёзды в потоке симфонии звуков. Сколько мелодий красивых придумано великими мастерами недавнего прошлого! И всё актуально сегодня и доступно каждому в полном объёме. Но хаос какофонии примитивных звуковых форм преобладает над волшебной гармонией неба. На потребу духовных уродов, растиражирована и внедрена в массы средствами информации и развлечения кустарная поделка бездарных подмастерьев дикарей. Для побуждения животных инстинктов тела, а не высоких порывов души затеян убогий балаган. Нет в мире обмана и разврата примера чистого, яркого… Не сердцем живёт человек, а желудком и рациональным смыслом. Где только количеством пищи да материальным богатством определяется результат усилий. Не видно в завтра просвета во мраке невежества души и нет варианта пришествия нового Мессии – Всё уже было в этом мире, всё случилось, сбылось, продемонстрировалось неоднократно наглядно. Какие ещё условия необходимы для исполнения предназначенного? Совершенным рождается человек и способным на любые свершения. Каждый может стать сильным и божественно бессмертным. Осуществить такое перевоплощение можно лишь собственными усилиями тела и души. Но человеческое тело хочет хлеба, а сонная душа – развлечений. Леность телесная истощает силы духовные. И не молитвой, не ритуалом, а беспощадной битвой с гранитной глыбой своего невежества достигается необходимый результат.
6
На огромном экране неба таблоидной строкой летящая фраза: «Вы все умрёте» – красным по белому на синем фоне. Страшная правда, которую знают все, но никто не хочет понимать её и помнить. Люди нутром чувствуют присутствие смерти, как последнего мгновения жизни на Земле, стараются не думать о ней, будто в этом случае, как-нибудь доведётся её избежать или отсрочить. Но самое трагичное в том, что при такой боязни необратимого исчезновения они ведут себя, как бессмертные. Не дорожат временем, не живут настоящим, не стремятся к сету осознанности, а все силы тратят, потакая капризам своему ленивому «Я». И всё ждут, что кто-то придёт и поможет им стать счастливыми – здоровыми, мудрыми, богатыми, пребывающими бесконечно в празднике восторженной радости. Грандиозные храмы возводят, молятся там Спасителю, прося о защите. Гордятся своей верой, которая даёт надежду на вечное блаженство в Раю. А чтобы что-то сделать, хотя бы чуть-чуть укротить своё «Я», хотя бы один раз за день взглянуть в небо – нет на это ни времени, ни сил. Полагают, что одного соблюдения церковного ритуала достаточно. И все умирают. Но думают, что будут жить вечно. Мечтают где-нибудь, как-нибудь существовать своим драгоценным «Я». Но если на Земле не осознать своей миссии, не понять, зачем дан шанс жизни в этом чудесном мире объектной реальности, и не исполнить предназначенного, то единственный вариант финала: неизбежная смерть с окончательным разъединением всех сутей и связей самосознания и растворением плоти и личности.
7
Нет радости бытия с вездесущим и всеохватным «Я». Всё ему надо испытать, узнать, опробовать и опошлить. Что заставляет нас, людей, быть в услужении у смертоносного монстра – многоголового с чрезвычайным чувством собственной важности, капризного и страстного, неодолимого и властного личного «Я». Что стало причиной унизительного положения человека, превратившей светящееся существо высшей формы органического осознания в примитивного стадного сексуально озабоченного примата с высокоразвитым утилитарным разумом и неутолимой жаждой богатства и развлечений – никто не знает ответа на этот вопрос. Но страдают одинаково все в узде саморефлексии. И все умирают, наивно полагая, что не насовсем. Казалось бы, так просто решить проблему самоинтеграции – надо перестать потворствовать невежественной личности самосознания и жить в согласии и равновесии с самим собой и окружающим миром. Но на самом деле, в условиях современной цивилизации, это практически невыполнимо. Что-то действительно целенаправленно препятствует духовному росту. Приходится, с чрезвычайным усилием воли и намерения по капле изнемогать животное. Чтоб пробудиться, необходимо, буквально, истребить – убить в себе это «Я». Убить в безжалостной бескомпромиссной битве. Но убить так, чтоб не сломать личность и не обрушить разум – освободиться от негативного влияния хищника и достичь своей естественной целостности и свободы. И единственный реальный действительный помощник человека в духовном сражении за просвещение и интеграцию – смерть!
8
«Думать так о смерти – несусветная глупость!» - убеждает авторитетный разум. Ни разу не сомневаясь в его правоте, люди ему доверяют безоговорочно. В человеческом самосознании укоренилась несокрушимая вера во всемогущий божественный Разум, управляющий всеми процессами Мироздания, уверенно ведущий всё человечество к духовному возрождению. Что наглядно демонстрируется техническим прогрессом современной цивилизации. Но вся масса полезных вещей и всевозможных хитрых приспособлений, придуманных человеком, не сделала его ни сильнее, ни осознаннее, ни радостнее. В мире с коммунальными удобствами и искусственными комфортными условиями существования развивается только осознание физического тела – осознание разумного животного. Все магические способности светящегося существа отмирают, не имея возможности проявится в условиях согласованного восприятия и тотального контроля здравого смысла потребителя-предпринимателя над приоритетами самосознания. Нет иного варианта, кроме революции – кардинального переформатирования всех функций жизнедеятельности с изменением приоритетов намеревания, способа восприятия окружающего мира и параметров взаимодействия с ним. Внутреннее изменение образа самосознания, как индивидуума духовной субстанции Мироздания, и понимание истинного предназначения человека в континууме Бесконечности ведёт к возрождению утраченных качеств.
9
Осознание энергетического факта смерти на самом глубоком уровне понимания является непременным условием духовного возрождения и самоинтеграции. Принимая её, как неизбежный фактор существования в мире реализации и признавая за ней неотъемлемое право решать судьбу момента, человек освобождается от тягостных раздумий и всевозможных спекуляций по поводу собственного развоплощения, а призвав её быть свидетелем и советчиком своих действий в повседневности, он обретает шанс сделать свою жизнь действительно безупречной. Потому что, смерть – единственная активная сила формы воплощения, способная изменить состояние самосознания, постоянно заставляет всё живое действовать в режиме настоящего времени: «здесь и сейчас», согласно возникшей необходимости. Ничто другое не может так заставить человека действовать безупречно, как смерть! Смерть даёт импульс стремления к целостности и свободе. Она помогает адаптироваться в любой ситуации происходящего и находить оптимальное решение жизненной задачи. Страх смерти является эффективным средством стимулирования жизненного процесса. И даже в последнем акте окончательного исхода жизненных сил смерть создаёт уникальные условия для того чтобы человек мог воспользоваться минимальным шансом осуществления выдающегося магического акта превращения в светящееся существо чистого осознания без плоти и без границ – достичь самого высокого итога человеческой жизни, исполнив истинное своё предназначение на Земле.
10
Но кто сегодня способен сподобиться на этот подвиг? Нет у людей ни сил, ни опыта для подобной метаморфозы. И всё равно радостно осознавать объективную человеческую возможность достичь фантастического состояния целости и свободы – непостижимого разумом, не передаваемого словами, но понятного и желанного душе. Целостности без плоти и без границ неуязвимого чистого самосознания Воли и Любви, свободного от капризов и произвола личного «Я» и многоходового стратегического выбора разума. Параметры существования которого определяет не личное желание и предпочтение, не прагматическое сущностное намерение, а всеобщая неизбежная необходимость, проявленная вызовом Бесконечности здесь и сейчас. Свобода заключается не в свободе выбора или определения, не в своевольном стремлении личности к чему-либо, а в гармоничном соответствии происходящему в данный момент в окружающем мире. У происходящего всегда есть своя причина и своё тяготение, и есть импульс инициирующего Намерения, призывающий к действию. Достаточно воспринять этот импульс и двигаться в русле течения энергии, которая сама приведёт в нужное место и даст точное понимание того, что необходимо сделать в данный момент. Радость от безупречного соответствия вызову и гармоничного взаимодействия с энергетической структурой пространства Бесконечности является неизбывным следствием такой жизни. Радость свободы смирения и согласия, а не обладания и повелевания изначально присуща человеческому сердцу.

DmitryK
 
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 04 май 2016, 14:10
Откуда: Москва

Дао Вероники

Сообщение 04 май 2016, 14:16

...тогда Вероника нашла в себе силы, чтобы встать с постели, приготовила какую-то еду, и, хотя поесть так и не смогла, это само по себе оказалось подвигом. А потом, преодолевая слабость и апатию, она из последних сил навела порядок в квартире. Она делала это потому, что не хотела умирать, просто лёжа в кровати.

— Понимаешь, — задумчиво произнесла Вероника, — я оказалась в таком состоянии, когда вся Вселенная вдруг стала зыбкой. Я жила, но это было так мимолётно и эфемерно… Представь, что ты оказался посреди океана, и вокруг — никого. И пока ты плывёшь, — ты живёшь, но очень скоро ты устанешь и утонешь, и никуда от этого не деться. Я и сдалась, перестала бороться, потому что какой толк плыть, если вот-вот утонешь? И когда я начала прибираться, самые простые бытовые действия приобрели вдруг такую глубину смысла, что я спросила себя: «Для чего ты так бездарно просуществовала всю жизнь? Что ты сейчас унесёшь с собой, если в твоей жизни не было ничего важнее вот этой дурацкой уборки?».

Она не смогла ответить себе на эти вопросы, но ответ пришёл совсем с другой стороны. Что-то величественное и такое огромное, по сравнению с чем Вероника была даже не пылинкой, а пеплом, развеянным по ветру сотни лет назад, ответило ей. Этот ответ звучал из таких потаённых глубин её сердца, о существовании которых она не имела прежде даже малейшего представления. Ответом стала беззвучная мелодия, которая захватила её всю целиком, скрутила, выжала, как лимон, и начертала всего одно слово: «путь».

— И я осознала о себе всё, — судорожно вздохнула моя подруга, — кто я, зачем я и что должна делать. В этот момент я, Вероника, умерла. Я переродилась во что-то такое, имени чему ещё не существовало. Я сама должна была создать это имя. Теперь я знала, что умереть не страшно, — страшно всю жизнь оставаться куском мяса, который живёт в иллюзиях, и лишь в конце жизни обнаруживает, что не приобрёл ничего, что не обратилось бы в прах.

(Автор: Дмитрий Калинин; Жанр: мистический роман)

Изображение
Карма — это очень просто. Карма формируется реакциями человека на вызовы реальности. Твоя карма — это то, как ты реагируешь («Дао Вероники»).

xeLa
 
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 10 янв 2016, 02:05
Откуда: Казань

Re: Наша Проза

Сообщение 22 июл 2016, 08:24

Однажды родился заяц, которому всегда и всего было мало. Мало еды, мало места... Пошёл он к соседу и говорит, а собирай ка ты еду и для себя и для меня. Сосед огрел палкой нашего зайчика и прогнал его.
Пошёл зайка к другому соседу, и история повторилась. Так все соседи и прогнали его...

Стал заяц думать, как ему получать вкусняшки и сласти. Думал он день и ночь. Исхудал бедняжка, и через неделю придумал.

Побрил он себе голову на лысо и ушёл в соседний лес.
Местные зайцы стали над ним потешаться и смеяться. А он посмотрел на них и говорит, эка вы совсем друмучие, все продвинутые и умные зайцы давно так ходят. Голове легко, свежо, обтекаемая форма помогает бегать быстрее. Похоже я в деревню попал...
Решили зайцы стать продвинутыми и умными и обрили головы...

А наш зайчик, хитрющий был. Это было только начало. Построил он себе дом на дереве. Зайцы с лысыми головами опять смеяться начали, ишь какая птица ушастая. А зайчик им в ответ. Да какие же вы дремучие, дом на дереве защищает от хищников, чистый, сухой и свежий воздух, все цивилизованные зайцы давно в таких живут.
И захотелось зайцам цивилизоваными стать. Полезли они на деревья, дома строить.

А заяц ходит и критикует, и кривые у вас дома и плохие. И все то вы плохо делаете. Расстроились зайцы, и попросили его научить их дома на деревьях строить. А зайчику того и надобно было. Отвечает он им, научу я вас дома строить, а вы за это меня кормить будете. Согласились зайцы его кормить.

И стали жить на деревьях. Лазать на деревья трудно, падают, страдают. Голову солнце летом намекает, а зимой мороз щиплет. А умными, цивилизованными и продвинутыми быть уж больно хочется. И друг другу только и нахваливают дома и прически, а про себя ругаются на почвоведения эти.

А заяц тоже понимает, что надо все время новенькое что нибудь придумывать, а то кормить его перестают. То лапу побреет, то ещё какую придумку вы думает.

Прошли годы... Умер заяц от старости... А дело его живо, так и живут зайцы, друг перед другом хвалятся всякими глупостями, и сами искренне верят в то что это важно и ценно. Все друг друга обманывают, ложь и фальш кругом. А правду все понимают, а сказать боятся. Ведь это страна лжи, а ложь боится правды пуще огня.

otechestvennyАватара пользователя
Сообщения: 1750
Зарегистрирован: 14 июл 2014, 23:43
Откуда: Россия

Re: Очаровательные сказки

Сообщение 05 сен 2016, 05:48

Сказка о самке Богомола...
И о самце богомоле...



Упал богомол с высокого дерева
И очень сильно ударился головой
Да так сольно, что пришло к нему видение
Будь то стоит он в пустоте
И обращается к нему сам Бог с такими словами...

Я знаю богомол ты ищешь путь к Богу и любишь меня...Бога...
И твоя любовь не оказалась напрасной
Целомудрие спасло тебе жизнь...

Но целомудрие не итог твоего пути
И не слушай змей...их мудрость в молчании...
Это присказка не сказка - сказка будет впереди...

За целомудрием - находится Мудрость...
За мудростью - находится созерцание...
За созерцанием - находится Обитель Бога
Вот там в обители и найдешь меня...богомол...

otechestvennyАватара пользователя
Сообщения: 1750
Зарегистрирован: 14 июл 2014, 23:43
Откуда: Россия

Re: Наша Проза

Сообщение 29 дек 2017, 08:05

Изображение

Придерживайтесь темы пожалуйста.
(правило 3. Любое общение не по теме топика (оффтопик)).

C Уважением,

Модератор

Пред.

Поэзия, проза