Торчинов "Учение о Я и личности в буддизме"

Модератор: просто Соня

pavitra
 
Сообщения: 252
Зарегистрирован: 25 янв 2019, 12:14

Re: Торчинов "Учение о Я и личности в буддизме"

Сообщение 26 янв 2019, 10:21

О Я я бы подискутировал, если бы было с кем.
Согласно мифологии, поиск освобождения, райского состояния свободы
является внеисторическим корнем исторического процесса.

Golden OM
 
Сообщения: 3358
Зарегистрирован: 18 дек 2014, 10:39

Re: Торчинов "Учение о Я и личности в буддизме"

Сообщение 27 янв 2019, 21:59

О - Я - это только молча...(если в основном)
а общатся вы сказали что вам не нужно....
как я понимаю по сказанному:
Я пришел что бы выразить себя. У меня есть некая информация которой я хочу поделиться с людьми вот и все. Вот за этим. Я не пришел общаться, у меня ни когда не было потребности в общении,

да и ...как я опять же понимаю...у вас нет с кем - тут нет для вас достойных.

pavitra
 
Сообщения: 252
Зарегистрирован: 25 янв 2019, 12:14

Re: Торчинов "Учение о Я и личности в буддизме"

Сообщение 28 янв 2019, 14:10

Нечего добавить.
Согласно мифологии, поиск освобождения, райского состояния свободы
является внеисторическим корнем исторического процесса.

просто СоняАватара пользователя
Сообщения: 6043
Зарегистрирован: 09 апр 2011, 20:33
Откуда: Москва

Re: Торчинов "Учение о Я и личности в буддизме"

Сообщение 13 мар 2019, 10:53

Изображение



Это постижение невозможно выразить при помощи слов. Однако слова могут указать на метод, помогающий обнаружить это в нас самих так, что в определённый момент мы почувствуем: «Вот, это то, что на самом деле происходит». Однако в том, как и когда произойдёт распознавание сущности ума, не может быть абсолютно никакой определённости. Почему это происходит именно в данный конкретный момент? Да потому что к этому моменту мы уже занимались практикой, а данное переживание основывается на предшествующей тренировке. Возможно, мы настойчиво упражняемся, постоянно медитируем и чувствуем, что ничего не происходит. Наконец, мы начинаем подумывать о том, чтобы просто оставить это занятие. И в этот самый момент тоже возможно распознать сущность ума! Только лишь благодаря тому, что мы всё полностью отпустили.
Итак, всеми способами постарайтесь отбросить все беспокойства, страхи и тревоги. И вот в какой-то момент мы просто бросаем всё на произвол судьбы: будь что будет! В этот самый момент и возникает возможность распознавания сущности ума. Но, прежде чем отпустить, попытайтесь искренне распознать природу ума. Не отказывайтесь слишком рано! Снова и снова тренируйтесь в медитации. Лишь после продолжительных и искренних попыток обретения настоящего прозрения можно всё отпустить, прекратив усилия, и просто оставаться такими, как вы есть. Постижение может произойти именно в момент, когда вы расслабились. Нам следует прилагать необходимые усилия, однако не напряжённо, а открыто и свободно, пока мы не почувствуем уверенность. позвольте ощущению уверенности и убеждённости стать выражением сущности, не цепляясь за него.

Ученик: Что значит «смотреть»?
Ринпоче: Я уже объяснял, как смотреть; объяснял метод того, как смотреть. Из-за того, что мы не знаем, как смотреть, мы не можем узнать, как видеть.
распознавание сущности ума лежит где-то посередине между пребыванием в напряжённом состоянии и в состоянии абсолютного безразличия и невнимательности.
Мысли следуют одна за другой, как бусины на нитке. Не нужно им препятствовать; не следует также и держаться за них. Будьте полностью свободными и в то же время пробуждёнными. В какой-то момент вследствие долгой привычки мысли начинают образовываться снова. Осознаём мы это или нет, мысли приходят в движение и начинают заниматься своими делами, и вот тогда возникает необходимость в некоторой внимательности, которая должна отметить: «Я отвлёкся». А последующая мысль должна быть такой: «Хорошо, распознаем теперь сущность ума». И снова наступает момент обнаружения «ничто», а затем мы позволяем себе пребывать в этом «ничто».

Ученик: В момент распознавания сущности кажется, что визуальное восприятие как бы удаляется. А затем оно возвращается в более ярком и живом виде. Верно ли это?
Ринпоче: Верно это или не верно, решать вам. Но помните, нигде не сказано, что в момент распознавания сущности ума не дозволено видеть зримые образы. Образы не исчезают. В действительности они становятся ещё более ясными и различимыми, чем раньше. Но самое важное заключается в том, что нельзя зацикливаться на увиденном. Следует проверять, фиксируем ли мы наше внимание на том, что воспринимается, или просто позволяем воспринимаемому быть. В момент распознавания сущности ума и в момент пребывания сущности ума ощущения пяти органов чувств не блокируются. Вы не пытаетесь что-либо не воспринимать, не слышать или не видеть. Такой вид практики был бы похож на изоляцию самого себя от окружающего мира, на попытку поместить собственное сознание в ящик. Подход, который я описываю, совершенно противоположен этому: всё в высшей степени раскрыто, благодаря чему проявляется всепроникающая способность изначального пространства. Обычная же фиксация внимания на некоем объекте, слышимом или видимом, исключает всё остальное. То есть, само воспринимающее сознание сосредоточено, в то время как остальные пять областей восприятия нейтрализованы. В такой ситуации всепроникающая способность оказывается ограниченной либо вовсе заблокированной.

В подобном случае тренировка скорее заключается в том, чтобы позволить пробуждённому качеству быть полностью открытым и свободным, не захваченным одним лишь восприятием отдельного объекта. Восприятие происходит, однако оно является чем-то невещественным и пустотным, поэтому переживание может продолжать раскрываться. Это есть принцип единства проявления и пустоты. «Пустотный» не означает отсутствие формы. Это всего лишь означает, что нет фиксации, нет сосредоточения. Все проявления, и всё, что воспринимается, продолжает существовать. «Пустотный» не означает, что всё стирается. Скорее это похоже на состояние широкой открытости, в котором ничто не удерживается и нет никакой зацикленности на чём-либо.
Вначале мы стараемся быть похожими на малыша, оказавшегося в храме. Ребёнок воспринимает всё — вертя головой, он видит яркие цвета, образы и всё остальное, но ничему не придаёт значения. Ребёнок не создаёт никаких концепций, поскольку не знает, что есть что. Этому его ещё не научили. Такое восприятие очень свободно. Именно такими мы и стараемся быть вначале. Мы позволяем происходить всему, но не позволяем ничему нас захватывать.
Позднее мы достигнем такого уровня, когда иметь определённые концепции и понятия о вещах вполне допустимо, но при этом, сформировавшись, они будут немедленно растворяться. Подобно этому снежинки, падающие на докрасна раскалённое железо, в момент прикосновения сразу же испаряются и исчезают. Никакой кармы не создаётся. Ничто не удерживается. Снежинки нигде не накапливаются. В момент своего появления они сразу же сгорают и исчезают. Подобно этому, любая деятельность или вовлечённость внимания не создаёт никакой кармы и не чинит никаких препятствий.

Обычно нам кажется, будто бы всё видимое или слышимое требует нашего внимания. Мы попадаем во власть зримого образа и ощущаем, что просто обязаны вовлечься в процесс его различения. Поэтому мы непрерывно занимаемся тем, что оцениваем, определяем и классифицируем. Услышав звук, мы тотчас же вслушиваемся в него, пытаясь понять, что это такое. Мы оказываемся захваченными, попадая в эту ловушку снова и снова, пытаясь решить, нравится нам то или иное ощущение или нет, принять его или отвергнуть. Именно этот процесс и является созданием кармы. Это как раз то, за пределы чего мы пытаемся выйти при помощи практики медитации.
Сначала нам следует уподобиться маленькому ребёнку — быть непредубеждёнными, восприимчивыми и не создавать концепций. Самое важное это бесследностъ. Не оставлять ни единого отпечатка. Ходить, не оставляя за собой никаких следов. Тревожащие эмоции могут возникать, однако их можно растворить, не позволяя при этом создаваться какой-либо карме. Это похоже на то, как некоторые преступники надевают резиновые перчатки, чтобы не оставлять отпечатков пальцев. Именно так! Это принцип ваджраяны — не отказываться от тревожащих эмоций, а просто позволить им самоосвобождаться. На примере бесследности видно, как можно позволить эмоциям возникать и в то же самое время не создавать кармы. Подобно этому, видение формы является всего лишь её восприятием. Всё в порядке, это не повредит ничему. Не стоит думать: «Вот образ, который я вижу», и держаться за него.

Ученик: Как избежать захваченности самой техникой медитации?
Ринпоче: Если столкнулись с такой проблемой, это признак того, что вы слишком вовлечены в действие распознавания. Вот сейчас постарайтесь полностью оставаться такими, как есть. Будьте пробуждёнными. Просто помните ригпа. Это заменит вам множество других вещей. Старайтесь помнить только одно — ригпа. Быстро, мгновенно, немедленно. Будто идёте и внезапно останавливаетесь. Попробуйте. Не нужно превращать распознавание ригпа в особый ритуал, добавляя это к чему-то уже существующему. Это лишь создаст новую привычку.
Иными словами, следует тренировать способность немедленного распознавания ригпа, иначе какая вообще польза от тренировки? Какая польза от того, что, поселившись в неудобной палатке в горах, вы сидите без движения в одной и той же позе, если эта тренировка не позволит затем совладать с тревожащими эмоциями? Ради этого всё и делается. Мы должны быть способными тренировать распознавание ригпа и принимая душ, и во время беседы с другими людьми — каждое мгновение, снова и снова.
Будь ригпа объектом нашей медитации, находясь в ригпа, мы бы не смогли одновременно с этим заниматься чем-то другим. Но ведь ригпа — это не объект медитации; ригпа — это тренировка. Поэтому, тренируясь в ригпа, мы совершенно свободны. Свободны заниматься всем, чем угодно. И это очень важно. Мы хорошо знаем, заняты мы медитацией или нет. Мы можем упражняться, даже занимаясь …, но начинать нужно с чего-то очень простого. Вот почему надо быть расслабленными и спокойными на этот счёт.
хороший практикующий может действовать во всех ситуациях, и нам может даже показаться, будто у него есть тревожащие эмоции, однако им не присуща реальная «плотность». Никакой кармы не создаётся, не остаётся ни единого следа.

Ученик 1: Почему, когда распознаётся сущность ума, мысли исчезают?
Ринпоче: Почему? Хорошо, ваш ответ. (Указывает на другого ученика.)
Ученик 2: Они являются выражением сущности ума.
Ринпоче: Почему мысли исчезают, если они являются выражением сущности ума?
Ученик 1: В момент распознавания сущности ума мысль исчезает.
Ученик 2: Я думаю, распознавание сущности ума происходит именно благодаря тому, что мысль исчезает.
Ринпоче: В том, что вы говорите, тоже есть определённый смысл.
Ученик: В ригпа нет двойственности. Мысль — это двойственность. Когда распознаётся ригпа, мысли уже не с чем спорить или сражаться.
Ринпоче: Это верно.
Ученик: Распознав природу ума, вы покидаете область мыслей, поэтому мысль должна остановиться.
Ринпоче:Почему она должна остановиться?
Ученик: Потому что в распознавании природы ума нет деятельности, нет и не может быть чего бы то ни было.
Ринпоче: Не могли бы вы повторить ещё раз? Повторите те же слова ещё раз.
Ученик: Распознав природу ума, вы выходите за пределы мыслей и мышления.
Ринпоче: Почему?
Ученик: Потому что в сущности ума нет ничего, нет никакой деятельности. Ничего не происходит. В ней не может быть и мысли.
Ученик 3: Чтобы произошло распознавание ригпа, должно прекратиться двойственное мышление. Тогда, чтобы сделать это, вы должны прервать свою концепцию «я», концепцию того, что «вы существуете». Если вы на время можете прервать эту концепцию, то мышление, по определению, прекратится и вы окажетесь в ригпа. Вопрос, который я хочу задать: что значит «я»?
Ринпоче:Почему нужно прервать эту концепцию?
Ученик: Чтобы избавиться от мысли. Мышление двойственно. Оно требует наличия «я». Чтобы была мысль, требуется личность, эго. Мысли не существуют без того, кто их думает.
Ринпоче: В ваших словах есть доля истины.
Ученик: Если мысли не за чем следовать, то не может быть и другой мысли.
Ринпоче: Это тоже верно.
Ученик: Я не могу остановить мышление, но я могу видеть пустоту.
Ученик: А если воспользоваться таким примером: ригпа — это океан, а мысли — волны. Когда вы ныряете в воду, то волн нет.
Ринпоче: И в чём смысл?
Ученик: Если вы тонете, вы больше не можете думать!
Ученик: Если у мыслей нет основания или корня, вы не можете больше думать.
Ринпоче:Почему у мыслей нет основания или корня? А как насчёт всеосновы, алайи?
Ученик: Изначально у них нет основания или корня. У ригпа нет корня.
Ринпоче: Хорошо, хорошо. Эта дискуссия показала, что некоторые неплохо разбираются в вопросе.
Не важно, что написано. Важно, как понято.

просто СоняАватара пользователя
Сообщения: 6043
Зарегистрирован: 09 апр 2011, 20:33
Откуда: Москва

Re: Торчинов "Учение о Я и личности в буддизме"

Сообщение 06 апр 2019, 07:31

Я хотел бы чуть детальнее объяснить то, что понимается под словами «мысль», «мышление», «облачение в концепции», что по-тибетски мы называем намток. Существуют две разные ситуации. Первая — когда восприятие возникает из ригпа. Вторая ситуация не связана с ригпа, а только с мыслями. Прежде всего знание чего-то — это необязательно мысль. Восприятие — необязательно мысль. Дзогчен не требует от вас не воспринимать. Это крайне важно понять.
Считая, будто восприятие это мысль, мы слышим фразу «освободитесь от мыслей», и понимаем: «не сознавать или не ощущать ничего, не испытывать никаких переживаний». Это абсолютно неверно. Никто не говорил, что поскольку нет мысли, то нет и сознавания. Сознавание и мышление — это разные вещи. В процессе мышления возможно сознавать. Сознавание также может быть актом мышления. Это возможно. Но есть ещё и сознавание, свободное от мыслей. Вы понимаете это? Один вид сознавания — это сознавание, которое есть акт мышления, и другой — это сознавание, которое не является актом мышления.
Разница между ними зависит от... — и сейчас мы приходим к другому слову — дзинпа: «удерживание», «фиксация». Это то, на чём зиждется, и то, к чему относится, воззрение в дзогчен. Воззрение зависит от наличия фиксации. В состоянии ригпа вы вольны сознавать всё, что угодно, при этом не фиксируясь. Если же вы вовлечены в фиксацию, то это становится мышлением. Это уже мысли. Если сознавание свободно от мышления, свободно от фиксации, вы можете назвать его игрой пробуждённости. Игрой пробуждённости может являться всё, что угодно. Но мысль это всегда фиксация. Однако просто обнажённое сознавание необязательно называется мыслью. Это ясно?
Мысль означает наличие фиксации. Но тем не менее существует также и сознавание, свободное от мыслей, свободное от фиксации. И есть также сознавание во время фиксации. В дзогчен в состоянии медитации, которым является ригпа, есть сознавание, свободное от мыслей, свободное от фиксации. В состоянии постмедитации существует сознавание вместе с фиксацией. Основное отличие заключается в том, есть фиксация или нет, то есть, дзинпа или не дзинпа. Дзинпа может быть очень тонкой, практически неуловимой, но она всегда кончается. Она всегда конечна.

Вопрос, с которого мы начали: почему мысли растворяются в момент распознавания ригпа?
Вот пример. Две вещи, вот эта крышка и эта палка, не могут одновременно занимать у вас одну мысль. В точности, как две материальные вещи не могут одновременно занимать одно и то же пространство. Точно так же, есть только один ум. А поскольку он один, то с прекращением фиксации уже нет и мысли, занимающей это пространство.
Это один момент. Другой: сущность ума пустотна и нематериальна. В отсутствие мысли, в отсутствие фиксации эта пустотная сущность открыта. Она не занята ничем материальным. Мысль же наделена материальным существованием. Пожалуйста, поймите, что слово «материальный» необязательно подразумевает плотную, материальную вещественность. материя, или субстанция, может быть преходящей в смысле времени. Мысль — преходящая материя. Преходящая субстанция мысли занимает пространство ума, пока действует фиксация, пока идёт процесс мышления, поэтому игра пробуждённости блокируется и не допускается; она не может по-настоящему проявиться. В отсутствие мысли, в отсутствие фиксации могут свободно проявляться и играть качества, присущие пробуждённости. На самом деле есть что-то удивительное в том, что наша сущность пустотна. Но это весьма обширная тема.

физическое пространство не обладает материальным существованием. Скорее оно понимается как вмещающая открытость. Пространство означает открытость. Оно не является чем-то, что функционирует или действует. Поскольку пространство пусто и материально не существует, мы можем его использовать. Например, похоже, что пространство этой комнаты почти полностью использовано нами для всевозможных вещей. Точно так же и пустота ума — это что-то, что не является материально существующим. Поэтому в нём может много чего происходить.
Каждая отдельная точка пространства в данный момент может быть использована огромным множеством живых существ. Они не видят нас, и мы не видим их. Это удивительно. Это может показаться странным, но ничего странного тут нет — так и есть. Говорят, что в каждое мгновение просветлённый будда может сознавать и воспринимать бесчисленное количество миров. В этом высказывании заключена глубочайшая важность. Существуют миллиарды и триллионы миров будд, и они не ограничены лишь нашей Солнечной системой.

Наверное, вы слышали фразу: «Проявления есть ум». Мы могли бы перефразировать это высказывание так: «Воспринимаемое есть ум». Восприятие — это ум. Если нам это действительно понятно, то должно быть понятно и следующее: всё, что воспринимается нами, есть пустота. Всё воспринимаемое — это пустота. Стоит задуматься о том, насколько относительно любое наше отдельно взятое представление о реальности. Это весьма созвучно с общей теорией относительности Эйнштейна.
Позже мы сможем обсудить это подробнее, но не будем торопить события. Говоря об этом слишком много, мы рискуем стать чересчур умными и искушёнными в понимании таких вещей. В конечном счёте, всё это становится концептуальным, и видение ригпа теряется. Правда. Для умного человека единственным препятствием является его разум: он просто слишком умён. Такие люди знают всё что угодно, но им очень трудно отбросить рассудочный склад ума.

Главная тренировка — это позволить ригпа быть в равностности. Тренируйтесь в состоянии обнажённого осознавания, свободного от концепций. Слово «концепция» в данном случае означает воспринимающего и воспринимаемое, субъект и объект. Это то, как оно всё обстоит на самом деле.
Мне кажется, самое важное в Дхарме, самое существенное — это знание сущностных моментов, точных ключевых моментов. А сколько времени тратится на ту или иную практику, менее важно. Конечно, занятия духовными практиками создают огромную заслугу, но самым важным является знание ключевых моментов.
…Например, сидя в трёхлетнем ретрите, можно провести первый год в сосредоточении на внешнем, следующий год — в сосредоточении на внутреннем, и третий год — в пребывании между этими крайностями. И вот ваши три года уже истекли. К концу этих трёх лет вы только подошли к осознанию того, что же такое ригпа, а уже оказались выброшенными в мир.

Итак, невозможно определить некую установленную продолжительность практики. То, что действительно следует сделать, так это распознать обнажённое, яркое качество ригпа. В момент распознавания ригпа возникает ощущение широкой открытости. Пробуждённости. Свободы от субъекта и объекта, свободы от мыслей, свободы от будущего и также от пребывания в настоящем. Это как лить воду в хрустальную чашу — абсолютная чистота. С познаванием приходит некая ясность, яркость. Не яркость электрической лампочки или дневного света, а внутреннее ощущение ясности и прозрачности. Совершенно обнажённый момент осознавания. Совершенно обнажённый.
Итак, самое важное заключается не в том, чтобы практиковать какое-то чётко определённое время, а в том, чтобы по-настоящему хорошо осознавать этот ключевой момент. Но если вам хочется услышать моё личное мнение, то стоит посвящать практикам по два часа в день. Один час — утром и один час — во второй половине дня. …Настройтесь на практику с утра до вечера и занимайтесь только ей. Если чувствуете усталость и не можете настроиться на медитацию, почитайте книги на духовную тему или вздремните. медитацию, читайте книги по Дхарме или вздремните — вот три допустимые вещи. Если спать не очень хочется, но всё же вы чувствуете усталость, можете немного помечтать (смеётся).

Одна из целей такой практики — помочь вам избежать постоянной занятости делами. Если вы всегда находите для себя занятия, то создаёте привычку постоянного желания что-то делать. Вы становитесь зависимыми от тех вещей, которыми себя занимаете, они вам всегда необходимы. В какой-то момент начинает казаться, что просто быть невозможно. Поэтому хорошо хотя бы иногда упражняться в прерывании этой привычки, этой склонности к постоянной занятости.
Если мы будем действительно серьёзно тренироваться, можно достичь просветления и освободиться уже в этой жизни и в этом теле. Не ленитесь. Почувствуйте энтузиазм. Практикуйте с радостью. На самом деле усердие приходит, когда получаешь удовольствие от того, что делаешь. Если вы не ощущаете радости и удовлетворения от своих усилий, тогда подтолкните себя, скажем, процентов на двадцать. Это вполне нормально. Но если вы толкаете себя на все сто процентов, силой принуждаете себя к действию, то это уже больше похоже на душевную муку.
Двойственный ум имеет склонность к лености. Ему нравится быть праздным. Сначала у нас возникает мысль о том, что мы находим интересным, и нам хочется этим заняться. Это само по себе создаёт привычку, помогающую нам с лёгкостью делать это снова и снова, занимает нас тем, что нам интересно. Если вы повторяете это ежедневно, то привычка становится вашей натурой, а потом в один прекрасный день становится вами самими!

НЕ МЕДИТИРУЯ, HE ОТВЛЕКАЕМСЯ

ели основу сравнить с ниткой вот этих чёток, а путь — с заблуждением, тогда возникающие в силу привычки мысли подобны бусинам. Во время практики мы распознаём присутствие того, кто думает, и просто оставляем его в покое, не следуя за мыслями прошлого и не соблазняясь мыслями о будущем. Этот процесс похож на возникновение зазора между двумя бусинами чёток. В этом промежутке мы и соприкасаемся с основой, с нитью, проходящей сквозь каждую бусину.
Наш концептуальный ум снова даёт о себе знать, и благодаря привычке возникает новая бусина. При помощи тренировки можно растворить отдельные мысли, отдельные бусины, но если не знать, как практиковать подлинную медитацию, мы придём к тому, что станем подменять каждую мысль «мыслью медитации». Со многими практикующими такое случается. Не осознавая того, что бусина подобна мысли, мы заменяем её чем-то, что сами называем «ригпа», чем-то приятным. Считать переживание состояния ригпа чем-то зримым или достижимым — это всего лишь очередная мысль. Многие так и делают. Это называется «быть связанным Дхармой». Это всё равно, что доплыть до противоположного берега океана, ступить на сушу и продолжать тащить на себе лодку. Помните — воззрение является средствому а не целью. Будьте беззаботными в своей практике, свободными и расслабленными.
Не важно, что написано. Важно, как понято.

просто СоняАватара пользователя
Сообщения: 6043
Зарегистрирован: 09 апр 2011, 20:33
Откуда: Москва

Re: Торчинов "Учение о Я и личности в буддизме"

Сообщение 27 май 2019, 11:54

Изображение

Поупражнявшись некоторое время, пройдитесь, разомнитесь, немного пошевелите плечами. Можно выполнить упражнения йоги, известные в тибетском буддизме. Пусть происходит всё, что происходит. Духовная практика не направлена на то, чтобы тренироваться всё больше и больше, цепляясь за что-то важное. Наоборот, это ощущение растущей расслабленности и способности отпускать. Поддерживайте тело в прямом положении, дышите свободно и освобождайтесь в состояние естественного ума.
Если мы превратили медитацию в сидение с неподвижным взором, направленным вовне, в погружённость внутрь себя, либо в поддержание чего-то среднего между этими двумя состояниями, это чревато возникновением множества препятствий. Тренировка должна быть совершенно иной. И это не связано с тем, насколько пристально мы будем вглядываться вовне. Также не стоит тренировать и ястребиную бдительность, сидя начеку в ожидании добычи! Можно уютно расслабиться, погрузившись в себя, что с лёгкостью происходит, когда мы оказываемся под крышей храма. Такая практика может показаться необычайно комфортной, и мы всё больше и больше погружаемся в состояние внутренней умиротворённости. В конце концов мы, наверное, уснём. Так практиковать тоже не следует. Не нужно также увлекаться попытками удержать ощущение шаматхи, сопровождающееся приятным чувством покоя, равновесия и безмятежности. Может даже возникнуть мысль: «Ах, какая классная медитация! Такое приятное ощущение. Истинное наслаждение». Это свидетельствует об определённой привязанности, верно? И не важно, привязанность ли это к удовольствию спокойного состояния медитации либо к чему-то ещё в этом мире, — это всё равно привязанность. От всех них следует освободиться.
Вовсе не требуется исключать всё это из сферы наших переживаний, будто захлопывая внутреннюю дверь. Не нужно ни закрываться от внешнего, ни отгораживаться от внутреннего. Также не нужно балансировать где-то посередине между двумя этими крайностями. Просто позвольте себе быть пустыми; быть пустой непрерывностью, пробуждённым и познающим континуумом. В таком состоянии всё что угодно может раскрыться или свободно произойти. Открытый ум есть основа. Помните, что «пустой» не означает «отсутствующий», это значит — «широко открытый».

Распознав воззрение, при помощи медитации поддерживайте его непрерывность и посредством поведения достигнете уверенности в нём. Ранее мы обсуждали распознавание воззрения и медитации, а также различия между умом и сущностью ума. Ум, видящий свою собственную сущность, называется воззрением. Речь не идёт о видении в терминах наличия субъекта и объекта. Это также и не видение, подразумевающее наличие некоего «я», которое видит. Это не видение, в котором нет вообще ничего, никакой идентичности. Это также и не видение полного отсутствия всего, полного «ничто». Скорее это видение того, что чего-то не существует, не существует чего-то конкретного. Это и называется видением сущности ума.
В контексте учений дзогчен такое видение сущности ума называется ригпа. Ригпа означает некое осознавание, пробуждённое качество. На тибетском говорят ригпа и ма-ригпау осознавание и неосознавание. Неосознавание, как правило, также называется неведением. Ригпа — это одновременное осознавание трёх качеств: пустотного качества, познающего качества и качества неограниченности.
Видеть, лишь взглянув, и освободиться, лишь увидев. Оставайтесь свободными. «Поддержание непрерывности, посредством медитации» означает просто оставаться в свободном состоянии.

В настоящий момент наш ум повёрнут прочь от самого себя. Ум мгновенно разворачивается в направлении того, что мы ощущаем, будь то зрительный образ, звук, вкус, запах или осязаемая поверхность. И пока есть зримые образы, ощущаемые звуки, запахи, вкусы или фактуры, ум устремляется к ним. Внимание также устремляется за всевозможными мыслями о прошлом, будущем и настоящем. Фактически ум, думающий о чём-то, что имело место в прошлом или произойдёт в будущем, — это ум, существующий в настоящий момент. На самом деле нет ни прошлого, ни будущего, однако мы представляем себе что-то, что произойдёт потом, и называем это будущим. В действительности же всё происходит в настоящее время. То, что мы называем прошлым, является размышлением или вспоминанием о прошлом, но оно происходит в настоящем. То же самое происходит и с будущим. Мы планируем или ожидаем чего-то в настоящем и называем это будущим. На самом деле прошлое уже прекратилось; его больше нет. Будущее ещё не пришло, его не существует. Всё это — существующий в настоящее время ум, вспоминающий и что-то себе представляющий.

Ещё раз вспомните, пожалуйста, о двух понятиях, которых уже упоминались ранее, — «медитация» и «постмедитация». Следует чётко понимать значение этих двух слов. Существуют два способа определения этих понятий — общий и слегка отличный от него подход, при котором их рассматривают в особом контексте сущности ума. Как правило, если кто-то сидит неподвижно целый час, то это называется состоянием медитации. Когда человек встаёт, начинает двигаться и заниматься разными делами, это называется постмедитацией. Иными словами, сидение называется медитацией, а передвижение и занятие повседневными делами — постмедитацией.
Несколько иначе это определяется с точки зрения дзогчен в контексте переживания сущности ума. Распознавание воззрения включает в себя переживание ощущения пробуждённости и поддержание его непрерывности. Продолжительность этого и называется состоянием медитации. Как только мы отвлекаемся и начинаем о чём-то думать, наступает состояние постмедитации независимо от того, сидим ли мы на подушке или ходим по комнате. Это как две стороны ладони, с одной стороны — ригпа, а с обратной — мыслящий ум. Начинающие практикующие могут в течение одной минуты множество раз переключаться с одного на другое, переходя туда-обратно. С другой стороны, у опытных практикующих истинное состояние медитации может длиться минуту, две, двадцать, полчаса или час. Это возможно.
Итак, поймите, что в контексте дзогчен определение медитации или постмедитации не имеет никакого отношения к разделению на формальную практику и мирскую активность. В данном случае под медитацией подразумевают ум, неомрачённый концепциями и мыслями, отсутствие любых усилий, в то время как постмедитация означает вовлечённость в концепции и мысли при наличии усилий.

Теперь было бы интересно посмотреть, где проходит разделительная черта между этими двумя состояниями? Давайте рассмотрим нашу практику. Мы отвлекаемся, начинаем о чём-то думать и лишь потом замечаем, что отвлеклись. Тогда мы себе говорим: «Ну вот, я потерял это состояние. Я сбился». А затем думаем: «Нужно снова распознать сущность ума». Это напоминание ещё является частью постмедитации. Благодаря этому напоминанию мы можем вернуться в состояние медитации. С другой стороны, будет ошибкой и излишеством напоминать себе об этом, пока длится состояние медитации. Я отмечал вчера, что не нужно держаться за метод после того, как он выполнил свою функцию, так же как не имеет смысла тащить на себе лодку после того, как ступил на другой берег. Концентрировать внимание после того, как распознаешь, всё равно, что таскать за собой лодку. Несомненно, достигнув ригпа, следует освободиться от тревожащих эмоций, однако необходимо освободиться и от метода, от техники. Ведь дело уже сделано.
Это очень важный момент для понимания. Нужно преодолеть тревожащие эмоции, но в последующие моменты уже бессмысленно держаться за технику, которая помогла нам это сделать. Если же продолжать крепко за неё держаться, то это уже не постижение пустоты — это зажатая пустота. Крепко держаться за идею распознавания — обычная ошибка в медитации.
Умение избежать эту ловушку зависит прежде всего от воззрения, а затем от медитации. Медитация означает поддержание непрерывности воззрения. Наличие самой идеи о том, что «мне необходимо обрести воззрение» или «нужно постоянно его поддерживать», превращает весь процесс в концептуальный. Это ошибка. Поэтому говорится: «Не медитируй, но при этом не отвлекайся». В этом смысле «медитировать» значит делать какую-то умственную работу.
Не важно, что написано. Важно, как понято.

Пред.

Эзотерическая литература